О насОтраслиФункции в строительствеРаботы и УслугиРеализация проектовОпытНовостиЗаказчикамМероприятияКарьераКонтакты

«Газпром» через дочернюю компанию «Газпром энергохолдинг» контролирует «Мосэнерго», ТГК-1, ОГК-2, и ОГК-6.

06.07. Энегоактивная консолидация

«Газпром» через дочернюю компанию «Газпром энергохолдинг» контролирует «Мосэнерго», ТГК-1, ОГК-2, и ОГК-6. В свою очередь, «КЭС-Холдинг» Виктора Вексельберга владеет ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7 и ТГК-9. По данным российских СМИ, в скором времени должен быть подписан меморандум о взаимопонимании, в рамках которого в течение нескольких месяцев будет рассматриваться объединение этих энергоактивов. Компании проведут оценку активов и согласуют структуру сделки.

По данным портала Vesti.ru, объединение должно состояться на базе «Газпром энергохолдинга» (ГЭХ). «Ренова» после внесения в СП «КЭС-Холдинга» получит в ГЭХ миноритарный пакет – 25%, хотя другие источники говорили о меньшем размере пакета.

При этом стороны обсуждают возможность частичной оплаты «Газпромом» вклада «Реновы» не только долей в ГЭХ, но и деньгами. Следующим шагом монетизации доли «Реновы» может быть IPO ГЭХ, включенное одним из вариантов в стратегию развития «Газпром энергохолдинга». В случае отсрочки публичного размещения, сообщает издание, стороны обсуждают вариант опциона на продажу доли «Реновы» «Газпрому» по заранее оговоренной цене.

«Ренова», по словам источника газеты «Ведомости», может вообще выйти из энергетики после IPO, в рамках которого Вексельберг и его партнеры по «Ренове» могут продать свою долю.

В случае если слияние произойдет, то в России будет создан крупнейший частный производитель электроэнергии и тепла. Установленная мощность станций объединенной компании по электроэнергии составит 53 ГВт, по теплу – как минимум 117 799 Гкал/ч.

По мнению Семена Бирга, генерального директора «Инвесткафе», ситуация в электроэнергетической отрасли сейчас говорит о том, что правила игры жестко поменялись. «В прошлом году в связи с либерализацией рынка акции энергогенерирующих компаний были в лидерах роста. Сейчас, в связи с ужесточением регулирования отрасли, интерес инвесторов, как стратегических, так и портфельных, снизился, – говорит он. – На этом фоне происходит укрепление таких гигантов отрасли, как „Интер РАО” и „Газпром”, путем объединения с другими компаниями».

Фактически активы сдают государству или другим крупным госкомпаниям, отмечает аналитик. Так «Интер РАО» уже превратилось в генерирующий аналог РАО ЕЭС, а «Газпром энергохолдинг» теперь объединяется с «Реновой». «Таким образом, если ситуация будет развиваться и дальше и инвесторы не будут понимать правила игры, если не будет рыночных условий, то мы дождемся того, что и иностранные инвесторы – немецкая E.On и итальянская Enel также захотят сдать свои активы государству», – считает Бирг.

Похоже, что частные инвесторы, которые еще несколько лет назад активно вкладывали деньги в реформируемую российскую энергетику, теперь столь же активно пытаются избавиться от приобретенных активов. «На момент приватизации не все правила игры были утверждены и согласованы с правительством. В частности, отсутствовали правила рынка мощности. И стратегическим инвесторам приходилось полагаться на видение авторов реформы, – напоминает аналитик ФГ БКС Екатерина Трипотень. – Плюс в прогнозы по росту потребления в стране, под который в том числе верстались инвестпрограммы, вмешался кризис. Плюс предвыборный период и стремление правительства ограничивать тарифы. Таким образом, текущая ситуация в отрасли существенно отличается от той картинки, которая виделась в качестве будущего в 2006-2007 годах».

Аналитик ИК «Финам» Анатолий Вакуленко полагает, что активный рост инвестиций в электроэнергетический сектор был во многом связан с реформированием сектора и относительной финансовой стабильностью компаний отрасли в кризисный период за счет ориентации на внутренний спрос. «Инвестиционной привлекательности сектора также способствовало ожидание долгосрочного рынка мощности, введение RAB-регулирования и т.п., – говорит он. – В свою очередь, снижению доверия инвесторов к сектору способствовало ужесточение регулирования электроэнергетики – правительство значительно, по сравнению с ожиданиями рынка, ограничило темпы роста тарифов, и данный тренд сохраняется».

«Причина в том, что государство обещало либерализацию рынка электроэнергетики, свободное рыночное установление цен в обмен на инвестиции в создание новых мощностей, – отмечает инженер-эксперт Инжиниринговой компании „2К” Игорь Смирнов. – Инвесторы вложили в электроэнергетику серьезные средства и вполне законономерно хотят их вернуть. Все это привело к масштабному росту тарифов в стране, которые с начала этого года выросли от 30% до 2,5 раз. Государство стало разруливать ситуацию и в директивном порядке сдержало рост тарифов. Как дальше будет происходить регулирование рынка, пока не очень понятно. Поэтому мы и наблюдаем отток инвесторов».

По мнению аналитика, в части снижения тарифов для потребителей реформа РАО ЕЭС провалилась. «Нам обещали, что будет рынок, конкуренция, тарифы будут снижаться. Но этого не произошло. Правда за прошедшие годы в электроэнергетику пришли деньги, создаются новые генерирующие мощности. С этой точки зрения будущее выглядит не так ужасно, как это выглядело 10 лет назад, когда нам реально грозил энергетический коллапс. Это касается генерации электроэнергии, а проблема изношенности сетей никуда не делась, – говорит Смирнов. – На данный момент ситуация видится так, что мы возвращаемся к сильному госрегулированию в отрасли».

Екатерина Трипотень предлагает разделить несколько понятий. «Процесс консолидации в отрасли – слияния, поглощения, укрупнения – это одно. Это естественный экономический процесс, Чубайс его предсказывал. Тот же КЭС планировал консолидацию своих активов, „Интер РАО” планирует перевести на единую акцию свою генерацию, „Газпром” объединяет ОГК-2 и ОГК-6, – говорит она. – Другое дело, когда частный инвестор продает активы госкомпании. Это, скорее, огосударствление, сокращение доли частных инвесторов в пользу государства».

Аналитик не думает, что появление и наличие этого процесса в отрасли можно и нужно связывать напрямую с результатами реформы российской энергетики. «Я думаю, что это распространение на отрасль общих для российской экономики тенденций. Но, безусловно, нельзя отрицать, что частные инвесторы уходят потому, что условия работы отрасли изменились – в том числе по инициативе государства, – отмечает Трипотень. – Напомню, что основной целью реформы было создание конкурентного рынка электроэнергии. Под нее уже подверстывались структурные преобразования: создание независимых друг от друга игроков этого конкурентного рынка (за этим и приватизация генактивов, продажа сбытов), отделение генерации от сетей (чтобы к инфраструктуре имели бы доступ в равной степени все конкурирующие производители). Пока конкурентный рынок у нас не отменяет, сети с генерацией никто не объединяет. Для частных инвесторов, пожалуй, да, реформа, на которую они делали ставку, не дала ожидаемого результата. Для потребителей – пока рано говорить, идея была в том, что после радикального обновления мощностей и в результате конкуренции цены на электроэнергию должны снизиться (с поправкой на инфляцию и стоимость газа)».

«В ходе реформирования отрасли первоначальная концепция действительно несколько изменилась, однако основные ее принципы, построенные на рыночном характере функционирования рынка, сохранились, – считает Анатолий Вакуленко. – Однако сделать ценообразование действительно рыночным не готово прежде всего государство, опасающееся потери контроля за отраслью и обострения социальной напряженности. Сам процесс консолидации выглядит объективно в текущих условиях, так как крупным активам проще диверсифицировать риски и источники прибыли, финансировать инвестиционные программы».

Тем не менее аналитикам оказалось сложно логически увязать декларации о необходимости демонополизации и уменьшения роли государства в экономике и фактически идущий процесс огосударствления энергетики. «Декларации о разгосударствлении отрасли являются долгосрочной целью, некой идеальной моделью, – полагает Вакуленко. – В то время как в текущих реалиях государству бы не хотелось терять контроль над ситуацией в энергетике, к тому же во многом госучастие в крупных игроках рынка позволяет более эффективно осуществлять модернизацию фондов в отрасли».

Али Алиев, Эксперт, 06.07.2011

Инжиниринговая Компания 2К